Стихи поэтов эпохи возрождения

 
krasivie stihi poetov
 

   Стихи о любви       Главная            Популярные стихи             Видео       


Есть в истории культуры эпохи, изначально предрасположенные к тому, чтобы поэзия стала в них вершиной словесного искусства. Такой поэтической порой стало "возрождение", начавшееся в Италии в XIV веке, а затем постепенно, захватывая всё новые страны, ставшее примером почти всех культур Европы.

 

 

 

Данте Алигьери

Из книги "НОВАЯ ЖИЗНЬ"

XII

Все думы - о любви, о ней одной,
И столь они между собой несхожи,
Что этой власть любви всего дороже,
А та сгущает страхи надо мной,

А в той - надежда сладостной струной,
А в той - причина слёз: что делать, что же?
Одно лишь их роднит в сердечной дрожи:
Мольба о милости любой ценой.

Какую думу должен отобрать я?
Откуда взять уверенную речь?
Любовные сомнения нависли.

И чтоб связать разрозненные мысли,
Мою врагиню надо бы привлечь -
Мадонну Милость, пасть в её объятья.

 

 

Пьер де Ронса́р

"Природа каждому оружие дала..."

***

Природа каждому оружие дала:
Орлу — горбатый клюв
и мощные крыла,
Быку — его рога,
коню — его копыта,
У зайца — быстрый бег,
гадюка ядовита,
Отравлен зуб ее.
У рыбы — плавники,
И, наконец, у льва
есть когти и клыки.
В мужчину мудрый ум
она вселить умела,
Для женщин мудрости
Природа не имела
И, исчерпав на нас
могущество свое,
Дала им красоту —
не меч и не копье.
Пред женской красотой
мы все бессильны стали,
Она сильней богов,
людей, огня и стали.

 

 

Франческо Петрарка

"Кто мирозданье создал..."

***

Кто мирозданье создал, показав,
Что замысел Творца не знал изъяна,
Кто воплотил в планетах мудрость плана,
Добро одних над злом других подняв;

Кто верный смысл ветхозаветных глав
Извлек из долголетнего тумана
И рыбаков Петра и Иоанна
На небе поместил, к себе призвав, -

Рождением не Рим, но Иудею
Почтил, затем что с самого начала
Смирение ставил во главу угла,

И ныне городку, каких немало,
Дал солнце - ту, сто красотой своею
Родному краю славу принесла.

 

 

Джованни Боккаччо

"Фьезоланские нимфы (отрывок)"

***

I

Амур мне петь велит. Пора настала.
Он в сердце, как в дому, провел лета.
Великолепье сердце мне связало,
Блеск ослепил; я не нашел щита,
Когда лучами душу пронизало
Сиянье глаз. Владеет мною та,
Что, ночь и день из слез и воздыханий
Сплетя, томит - вина моих терзаний.

II

Амур меня ведет и побуждает
В труде, что я отважился начать!
Амур меня на подвиг укрепляет,
И дар, и мощь - на всем его печать!
Амур меня ведет и просвещает,
Внушив мне долг - о нем повествовать!
Амур меня подъял для воссозданья
Старинного любовного преданья!

III

И вот - всю честь ему воздать я смею:
Ведь водит он один пером живым,
Что вручено мне донною моею
Достойнейшей: никто с ней не сравним.
Всех выше добродетелью своею,
Красой и благородством неземным,
В упрек она не слышала б ни слова,
Когда б хоть миг была не столь сурова.

 

 

Лудовико Ариосто

"Дам, рыцарей, оружие, влюбленность"

***

Дам, рыцарей, оружие, влюбленность
И подвиги, и доблесть я пою
Времен, когда, презревши отдаленность,
Стремили мавры за ладьей ладью
На Францию; вела их разъяренность
Владыки Аграманта, чтоб в бою
Смять Карла-императора и рьяно
Отмстить ему за смерть отца – Трояна.

И о Роланде в песне расскажу я
Безвестное и прозе и стихам:
Как от любви безумствовал, бушуя,
Еще недавно равный мудрецам, —
Все это я исполню, торжествуя.
Коль бедный разум сохраню я сам,
Уже едва ль оставленный мне тою,
Что не Роландом завладела – мною.

 

 

Микеланджело Буонарроти

"О, час ночной..."

***

О, час ночной, хотя покров твой мрачен,
Как спорится работа в тишине
И любо с думой быть наедине!
Ты откровеньем мудрости означен.

Пусть я бываю вечно озадачен,
В тени бодрящей так отрадно мне
Полет мечты лелеять в полусне,
Чтоб с явью не был высший смысл утрачен.

О призрак хладной смерти, ты один
За все страданья служишь искупленьем
И от духовной нищеты спасаешь.

Над нашим бренным телом господин,
Ты одаряешь праведных терпеньем
И слезы их навечно осушаешь.

 

 

Торквато Тассо

"из Освобожденный Иерусали. песнь III"

***

Клоринда упредив отряд,
Вступает в бой с Танкредом.
Обломки копий вверх летят,
И треск за треском следом;
Удар последний над челом
Клоринды разразился,
И развязавшийся шелом
С чела ее свалился;
И ветр, развеяв по плечам
Руно кудрей златое,
Открыл изменою очам
Красавицу в герое.

В очах ее сверкал огонь,
И в самом гневе милый,
Что ж был бы в неге сей огонь?
Танкред, сберися с силой,
Всмотрись! Еще ль не узнаешь
Любви твоей предмета?
Здесь та, кем дышишь, кем живешь.
От сердца ль ждешь ответа?
И сердце скажет: это та,
Которой у потока
Тебя пленила красота!
К ней, к ней вниманье ока!

 

 

Дю Белле Жоашен

"Я счастлив! Я попался в плен!"

***

Я счастлив! Я попался в плен!
Завидую своей я доле!
Мне ничего не надо боле,
Как грезить у твоих колен

И, не желая перемен,
Томиться в сладостной неволе,
Не выходя как можно доле
Из этих сокровенных стен!

Ты мой судья и мой спаситель,
Мой прокурор и избавитель,
В моей темнице солнца свет.

И я такому адвокату,
За неимением дукатов,
Плачу легчайшей из монет!

 

 

Луиза Лабе

"Зефир плывет над спящею землею"

***

Зефир плывет над спящею землею,
Чтобы возврат Светила возвестить
И чтоб луга и реки пробудить
От сна, что не давал ручью с листвою

Шептаться нежно и цветам красою
Нежданною поляны расцветить.
И сердцу больше не дает грустить
Хор птиц в кустах, обрызганных росою.

Вот Нимфы при Луне, в тиши дубрав
Танцуют на ковре из мягких трав.
Но есть ли у тебя такая сила,

Зефир, чтоб ожила душа моя?
Тогда верни ко мне мое Светило,
И новой красотою вспыхну я.

 

 

Агриппа д'Обинье

"Как, я изменчив? Мненье ложно..."

***

Как, я изменчив? Мненье ложно,
Моя привязанность крепка.
Скажите лучше: разве можно
Построить зданье из песка?

Вас холодность моя тревожит?
О, я всегда гореть готов,
Но ведь огонь пылать не может,
Коль не подкладывают дров.

Ну, что поделаю я с вами?
Вы охлаждаете мой пыл...
Поджечь не может льдину пламя,
А растопить — не хватит сил.

Сырое дерево способно
Дымить, а не огонь питать.
И тело впрямь душе подобно,
И госпоже слуга под стать.

Рассеяться успели грезы...
Как заливает дождь костер —
Так погасили в сердце слезы
Пожар, пылавший до сих пор.

Когда любил я беззаветно —
Смеялись вы, меня дразня.
Когда ж увидел: чувство тщетно, —
Вы обвиняете меня!

Я вижу: вам для развлеченья
Была нужна моя любовь.
Мои жестокие мученья
Вы смаковали вновь и вновь.

Вас разлюбить решил я, знайте,
Решил избавиться от мук.
Ну что же, на себя пеняйте:
Ведь это — дело ваших рук!

 

 

Кохановский Ян

"На сви книги"

***

Не стремлюсь я на бумаге
Ни к геройству, ни к отваге.
Не к лицу мне Марса строгость
И Ахилла быстроногость.
Посмеяться, отшутиться
Норовят мои страницы.

Песни, пляс и хмель ловчатся
Под пером моим встречаться.
Малоценны эти встречи,
Зря тружусь я, человече.
И пускай встречают смехом,
Чарка — всем цена успехам!

 

"О жизни человеческой"

***

Все наши поступки, все наши затеи —
Одного другое все это пустее,
И ничто на свете вечным быть не хочет,
И вотще о чем-то человек хлопочет.
Мощь, краса и деньги, добродетель, слава —
Все недолговечно, как на поле травы:
Вдоволь посмеявшись над порядком нашим,
Сбросят нас, как кукол,—
все в мешок мы спляшем!

 

 

Эразм Роттердамский

"Книжка говорит"

***

Мне безразлична хула иль хвала
легкомысленной черни,
Славно, коль ты по душе
мудрым мужам иль благим.
Буду и больше в надежде,
коль то и другое удастся:
Если понравлюсь тому,
чтит кто Христа,— хорошо.
Ведь для меня Аполлон —
единый даритель таланта,
Тайные речи его — это и мой Геликон.

 

 

Иоанн Секунд

"Поцелуи (отрывок)"

***

В час, как нежными ты меня руками
Обнимаешь и жмешь и, приближаясь
Шеей, грудью и личиком лукавым,
У меня на плечах висишь, Неера,
И с губами свои сливая губки,
И кусаешь, и стонешь от укусов,
И язык так и так колеблешь зыбкий,
И язык так и так сосешь молящий,
Выдыхаешь души дыханье нежной,
Сладкозвучное, влажное, в котором
Пища горькой моей, Неера, жизни,
Пьешь мою поникающую душу,
Слишком сильно сожженную пыланьем,
Жаром груди сожженную бессильной,
И смеешься над пылом тем, Неера,
И дышу я огнем испитой груди, —
О отрада и радость всех пыланий! —
Говорю я тогда: Амор — бог богов.
Нет на свете богов Амора больше, —
Если ж кто-нибудь есть Амора больше,
Только ты лишь одна, Неера, больше!

 

 

Филип Сидни

"Из книги Астрофил и Стелла"

***

1

Был искренней любви я мнил излить стихом,
Чтоб милую развлечь изображеньем бед —
Пускай прочтет, поймет и сжалится потом,
И милость явит мне за жалостью вослед.

Чужие книги я листал за томом том:
Быть может, я мечтал, какой-нибудь поэт,
Мне песнями кропя, как благостным дождем,
Спаленный солнцем мозг, подскажет путь...
Но нет!

Мой слог, увы, хромал, от Выдумки далек,
Над Выдумкою бич учения навис,
Постылы были мне сплетенья чуждых строк,
И в муках родовых перо я тщетно грыз,
Не зная, где слова, что вправду хороши...
«Глупец! — был Музы глас.—
Глянь в сердце и пиши».

 

 

Эдмунд Спенсер

"Из цикла Amoretti"

***

1

Блаженны вы, страницы, ибо вам,
Дрожащим, как рабы при властелине,
Дано прильнуть к лилейным тем рукам,
В которых жизнь моя подобна глине.

Блаженны строки, что в своей пустыне
Я кровью сердца напитал сполна,
Когда двум светочам — глазам богини —
В них будет мука смертная видна.

Блаженны рифмы, взятые со дна
Священных вод на склонах Геликона,
Коль милостива будет к ним она,
Мой хлеб души и благость небосклона.

Стихи мои, угодны будьте ей!
Что мне за дело до иных судей.

 

 

Уильям Шекспир

"Когда слежу... сонеты"

***

Когда слежу за стрелкой на часах,
Гляжу, как день теряется во мгле,
Как снегу прибывает в волосах
И ландыш прижимается к земле,

Когда я вижу, как желтеет дрок
Да скачет листьев выцветших толпа,
Как в день осенний с погребальных дрог
Торчат усы косматого снопа,

Тогда и о тебе заходит речь:
Боишься ты убытки понести,
Но красоте не след себя беречь,
Коль новой красоте черед прийти.

В потомстве перепрятавшись своем,
Мы Времени пощечину даем.

 

 

Хорхе Манрике

"Опомнись от сна, душа"

***

Опомнись от сна, душа,
и разуму пищу дай,
созерцая,
как жизнь проходит, спеша,
как приходит смерть невзначай
столь немая;
как радость становится тленной
и влечет потом за собою
скорби года,
и кажется нам неизменно
что в прошлом время любое
лучше всегда.

 

 

Гарсиласо де ла Вега

"Сонет"

***

Ваш взор вчеканен в сердце мне, сеньора.
И сколько бы я ваш ни славил взгляд,
Стиха красноречивее стократ
Чеканное стихотворенье взора.

Сонеты ваших глаз... Пускай не скоро
Я до конца пойму их смысл и лад,
Но веру в вас принять на веру рад
И приговору внемлю без укора.

Я вас люблю. Я изваял ваш лик
Под стать своей любви, но страсти пламя
Не в силах вам расплавить сердца твердь.

Лишь вами осенен мой каждый миг:
Рожденный ради вас, живущий вами,
Я из-за вас приму — приемлю! — смерть.

 

 

Лопе де Вега

"Восходит звезда Венера"

***

Восходит звезда Венера,
Плывет над вершиной горной,
И недруг дневного света
Свой плащ расправляет черный.
Из стен Сидонии рыцарь,
Взглянув на вечернее небо,
Выходит в долину Хереса
И скачет, исполненный гнева,
Туда, где в Испанское море
Текут Гвадалете воды
И деву Марию Морскую
Прославили мореходы.
Он знатного рода, но беден,
И дама его отвергла,
И счастье его затмилось,
И радость его померкла.
Сегодня выходит Саида
За старого мавра замуж,
Но он богатый вельможа,
Алькальд Севильского замка.
Гасуль, вздыхая и плача,
Несется дорогой длинной,
И слабым печальным эхом
Ему отвечает долина:
«Ты моря коварней, Саида,
Что властвует над моряками,
А сердце твое, Саида,
Как твердый, холодный камень.
Жестокая, как ты можешь
Позволить, чтоб в день урожая
Обещанных мне сокровищ
Коснулась рука чужая?!
Предчувствую: дуб столетний
Погубит росток весенний,
И веткам твоим зеленым
Не знать никогда цветенья.
Три года меня любила,
Клялась — не разлюбишь вечно.
Зачем же к Альбенсаиду
Уходишь при первой встрече?
Бедняк твой богат безмерно,
Богач твой беден, как нищий.
Не хочешь богатства сердца,
Лишь блага земные ищешь.
С жестокой буду жестоким,
Тебя проклинаю отныне:
Пускай тебя ревность иссушит,
Как жажда сушит в пустыне.
Супруг будет мерзок в постели,
И хлеб покажется горьким,
Глаза от слез покраснеют,
Любовь обернется горем.
Его на турнир не проводишь,
Как это пристало даме,
И в праздники будешь дома
Сидеть за семью замками.
Ты вышьешь ему эмблему,
Он в бой не поедет с нею,
Твои цвета он отвергнет,
Чтоб сделать тебе больнее.
Его перед дальним походом
Обнимут чужие руки,
Он меч боевой украсит
Эмблемой своей подруги.
И, может быть, много позже,
Когда он падет в сраженье,
Аллах прояснит твой разум,
Откроет всю глубь униженья.
Но ты не молись напрасно,
Не плачь над тяжелой судьбою,
Запомни: в тот день свершится
Проклятье мое над тобою!»
И вот наступила полночь,
Гасуль доскакал до цели,
Весь замок сверкал огнями,
И лютни в замке звенели.
Толпою сбежались мавры,
Что зорко несли охрану,
Взметнулось факелов пламя
Средь ночи огнем багряным.
Под натиском дрогнули стражи,
И всадник ворвался мрачный,
Ударил мечом наотмашь,
И мертвым пал новобрачный.
Он рубит направо, налево
В слепом опьянении ратном
И вот, расчистив дорогу,
В Сидонию мчится обратно.

 

 

Луис де Камоэнс

"Одной даме, носившей траур"

***

Молю вас, ввергнут вами в ад,
К своей погибели спеша:
Пусть ваша ощутит душа
Все то, о чем твердит наряд.

Скорбя о мертвом, в знак печали
Вы черный носите убор,
Живому ж смертный приговор
Вы беспечально начертали.
К мольбам вы глухи, суд верша,
И вижу, мукою объят:
Твердит о чувстве ваш наряд,
Зато бесчувственна душа.

 

 

 


   Контакт: isd17@yandex.ru                                При использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна!